Монетные дворы царской России

В далёкие времена, когда Русь была раздробленной на множество мелких княжеств, на ее землях не существовало монетных дворов в нашем понимании. Удельные владетели из числа потомков Рюрика стремились получить выгоду от чеканки собственной монеты, но держали для этих целей скорее кустарные мастерские. Разумеется, в таких условиях и речи быть не могло о едином дизайне,  форме и массе денег, не говоря уже о пробе драгоценного металла. Это вредило торговым делам и шло вразрез с идеей единого государства, поэтому московские князья закрепили за собой монетную регалию, как только набрали достаточно влияния. В XVI веке «чешуйки» выпускали на монетных дворах столицы, а также в Пскове и Новгороде, чьи жители ещё помнили о былой вольнице и нередко считали Ивана III (1462-1505) и его потомков узурпаторами. Скорее всего, Рюриковичи поделились с бывшими республиками выгодным производством именно из опасений получить восстание.

Во времена детства Ивана Грозного (1533-1584) впервые начали чеканить серебряные копейки, получившие название от изображения всадника на лицевой стороне монеты, держащего в руке копьё. Место выпуска ранних экземпляров способен уверенно определить только опытный нумизмат, ведь до конца XVI столетия никаких специальных обозначений на «чешуйках» не выбивали. Отличить столичную, новгородскую или псковскую чеканку возможно лишь по ряду второстепенных признаков. С 1595 года многие образцы получали знаки монетных дворов: например, «МО», «ПС» и «В.НО» («Великий Новгород»). Но местные технологии все так же отставали от европейских: в качестве заготовки использовалась серебряная проволока, которая нарезалась равными долями на глаз; отдельные кусочки плющили и проштамповывали, не особенно заботясь об облике монеты. Именно поэтому многие допетровские деньги имеют форму неправильного овала и разную толщину.

Ранняя копейка Михаила Федоровича (1613-1645)

Ранняя копейка Михаила Федоровича (1613-1645)
Металл: серебро;
Масса: 0.49 гр.;

Царь Алексей Михайлович (1645-1676) сумел настолько укрепить личную власть, что в его эпоху Россия стала абсолютной монархией. Это оказалось не последней причиной переноса всего монетного производства в Москву. В столице располагались сразу несколько мануфактур, занимавшихся денежной эмиссией. Всякий монетный двор, даже если его строили близ Кремля, обносился крепким тыном и охранялся стрельцами во избежание воровства или разбоя. Здесь трудились пять-шесть сотен человек с разделением обязанностей: кто-то справлялся с черной работой, иные исполняли престижные функции. Например, резчики, занимавшиеся изготовлением штемпелей, пользовались уважением и получали за свой труд гораздо больше рядовых работников. Производство обычно возглавлял чиновник, происходивший из купеческой среды. Должность главы монетного двора сулила большие перспективы, но одновременно несла в себе опасность: за крупную недостачу горе-управленец держал ответ перед государем и рисковал не только поплатиться имуществом, но и угодить на эшафот. 

Схема монетного двора XVII века

Схема монетного двора XVII века

Масштабные реформы Петра I (1682-1725) требовали огромных денег, выпуском которых занимались четыре столичных монетных двора, в том числе и Новый, построенный на Красной площади по велению молодого царя. Предприятие возводилось по допетровским технологиям, и, скорее всего, поэтому проработало недолго - с 1700 по 1718 год.

Улучшение технологии чеканки оказалось не столь быстрым делом, и «чешуйки» полностью ушли в прошлое лишь ближе к концу правления великого реформатора. На закате царствования Петра I  в России произошло ещё одно знаменательное событие: в 1724 году в Петропавловской крепости, что в Санкт-Петербурге, открыли новый монетный двор. Император расценивал это как временное решение, но на деле монеты чеканятся в стенах фортеции на Неве уже почти три столетия. А вот старинные производства в Москве ждала незавидная участь: в бывшей столице они постепенно приходили в упадок и закрывались одно за другим. Дольше всех продержался расположенный близ Кремля Красный монетный двор, в чьих стенах чеканка продолжалась до конца XVIII века.

Монетный двор в Петропавловской крепости (современный вид)

Монетный двор в Петропавловской крепости (современный вид)

Хотя  предприятиями Санкт-Петербурга отныне выпускалось абсолютное большинство монетной массы, на огромной территории Российской империи все же действовало несколько местных монетных дворов, построенных по необходимости. Один из них располагался в Сибири при Сузунском медеплавильном заводе, что выпускал металл с повышенным содержанием золота и серебра. Дабы не устроить перекос в экономике, Екатерина II (1762-1796)  повелела чеканить там медные копейки исключительно для оборота восточнее Уральских гор. Когда химики нашли способ отделять драгоценные металлы, сибирский монетный двор не закрыли, ибо выпускать деньги на месте было куда выгоднее для казны, чем везти медные слитки в далёкую столицу. Точку в истории предприятия поставил большой пожар 1847 года, после которого чиновники сочли нерентабельным отстраивать его заново.

Один из заброшенных корпусов в Сузуне (XIX - начало ХХ века)

Один из заброшенных корпусов в Сузуне (XIX - начало ХХ века)

Некоторые монетные дворы империи обслуживали строго определенные территории. На Варшавском выпускали деньги для Царства Польского, на Гельсингфорском - для Великого княжества Финляндского, в Тифлисе производили монеты для населения Закавказья.

Монетный двор в Гельсингфорсе (вид в 1863-1917 годах)

Монетный двор в Гельсингфорсе (вид в 1863-1917 годах)

Вернуться к списку публикаций

КОММЕНТАРИИ 0
ДРУГИЕ СТАТЬИ
Здесь еще никто не оставлял комментарии. Вы можете быть первым!
Перед публикацией комментарии проходят модерацию.

Нажимая на кнопку «Отправить» вы принимаете условия Публичной оферты.